Будущее будет аутсайдерским

Автор: Юрий Виноградов. Вместе с проектом поддержки художников с ментальными особенностями Аутсайдервиль музыкант-импровизатор и историк философии Юрий Виноградов основал лейбл аутсайдерской музыки.

Аутсайдервиль — мультидисциплинарный проект. Аутсайдерское искусство, искусство самоучек и людей с ментальными особенностями с трудом втискивается в жанры и ограничивается отдельными дисциплинами. Поэтому Аутсайдервиль поддерживает не только независимых самобытных художников, но и музыкантов. Для этого мы (Аутсайдервиль и композитор Юрий Виноградов) создали собственный музыкальный лейбл. Мы верим в то, что именно музыка энтузиастов, не скованных условностями профессиональной среды и традиций, способна отразить отсветы вечно ускользающей красоты.


В этой статье — один из двух манифестов-рефлексий, написанных специально для лейбла и фиксирующих фигуру аутсайдера и её роль в будущем экономики жизни и искусства. Второй — более фундаментальный — вы можете прочесть на официальной странице самого лейбла.

Будущее будет аутсайдерским

О важности фигуры аутсайдера для будущей экономики жизни и искусства

Последние века истории нашей цивилизации — это триумф профессиональной деятельности. Именно деятельность наемного рабочего, который получает плату за свой труд и который отделяет профессиональное и личное, стала своеобразным образцом и высшей формой деятельности. Следствие этого — снисходительное, а иногда и несколько презрительное отношение к иной деятельности, которая не продиктована рыночным интересом. Если ты не получаешь хорошую оплату за свой труд и вообще трудишься не ради заработка, то к этому относятся как к хобби, безделушке, развлечению. Такое отношение пропитало, в том числе, и искусство, успешность которого часто меряют по финансовому и социальному успеху художника, по внешним четким критериям, а не по таким неопределенным, но бесконечно важным вещам как соответствие духу времени, искренность и внутренняя правдивость.

В этой системе ценностных координат художник тогда становится «настоящим», когда является профессионалом — т.е. наемным рабочим, получающим за свой труд деньги, и связанным с профессиональным сообществом таких же старателей. Естественно, вход в подобное сообщество сложен — такие группы защищают свои границы и внутреннюю иерархию, чтобы не лишиться тех финансов и прочих ресурсов, что выделяет на арт-деятельность общество. Чтобы стать профессионалом, художник обычно должен отучиться, закончить несколько ступеней образования, завести связи и знакомства, участвовать в конкурсах, выставках, иметь контакты с галереями и оплачиваемые заказы — только тогда его начинают уважать как сложившегося специалиста и уважаемого члена общества.

Такое отношение к человеческому труду связано с тем, как было устроено общество в индустриальную эру, ту, которая определила основные черты нашей цивилизации, эру борьбы с природой, с человеческим характером. Для индустриального мировоззрения все в мире является ресурсом для чего-то иного; предполагается, что существуют некоторые человеческие потребности, которые, с ростом количества людей и их аппетитов, сами растут. В мире непослушном, опасном, сопротивляющемся, все является ресурсом, который нужно переработать, чтобы овладеть им и использовать. Мир — своеобразный материал, а социум — грандиозная фабрика по переработке мира в счастье и благоденствие, фабрика, которая ставит своей целью победить зло, болезни, несчастья, саму смерть. Естественно, что в такой картине мира человек настолько хорош, насколько он выполняет функцию, насколько хорошо встраивается в механизмы переработки и борьбы с миром. Человек сводится до функции; профессионал, человек, приспособленный для деятельности через образование и свои социальные контакты, таким образом, — идеал этой функции. Конечно, даже в индустриальной экономике сохранялось понимание, что человек нечто большее, чем функции, которые он выполняет. Так возникла концепция «личной жизни», «досуга», того, что человек делает вне работы. Считается, что в «личной жизни» человек имеет право на мнения, взгляды, тогда как в профессиональной деятельности он должен быть нейтральным и повиноваться лишь заказу, капиталу, необходимости.

Этот взгляд оказался очень устойчивым. Несмотря на то, что мы живем уже в своем другую — цифровую постиндустриальную эпоху, где производительная экономика уже не столь важна, как научный труд или сфера обслуживания, мы продолжаем по инерции мыслить старыми категориями «профессионального-личного», «работы-хобби». Мы уже в массе своей не верим в то, что развитие науки и индустрии само по себе способно решить все проблемы человечества, мы знаем, что на этом пути гибельных опасностей не меньше, чем обретений. Проблемы экологии, роста финансовой пропасти между богатейшими и беднейшими странами, изобретение смертоносного оружия массового поражения — все это охлаждает прогрессисткий энтузиазм. Более того, мы живем во время, когда любой исторический метанарратив, большое повествование о целях истории, вызывает скорее скепсис. Однако старые взгляды инертны и упорны, поэтому человека все еще продолжают сводить к функции, рассматривать его как частичный механизм, шестеренку в промышленной машине.

Современной и спасительной альтернативой такому взгляду как раз является фигура аутсайдера. Этот бездомный бродяга, не приписанный ни к одному профессиональному цеху, сопротивляется всем попыткам описать его как функцию, как функционера. Для аутсайдера не существует разделения на профессиональное и личное — он трудится, занимается творчеством из любви к своему делу, из глубокой внутренней потребности, а не потому, что ему за это заплатят. Аутсайдер не прошел огранки своей личности в горниле официального образования или не оказался под его грузом, получив академические знания, — он self-made man, человек, сам создавший свои собственные компетенции, результат не внешнего давления, но собственной инициативы.

Аутсайдер — это часть общественного передового отряда, авангарда, он живет и трудится так, как должен трудиться человек в соответствии со своей свободной природой. В фигуре аутсайдера, таким образом, реализуется сама человечность — труд ради труда, радость ради радости, а не ради выживания или необходимости, выраженной в виде общественных подачек. Если будущее способно принести нам что-то светлое, если в нем должны исполниться наши надежды, то лучшая и самая замечательная из этих надежд — отсутствие необходимости для человека быть несвободным в своем труде. Человек — создание трудолюбивое, деятельное, ему интересно создавать, преобразовывать; в отличии от человека профессионального, человека-функции, аутсайдер творит как живет — т.е. без внешней цели, ради самого процесса, ради любви.

Аустайдерское искусство — искусство вне координат, вне принуждений, возможно, сейчас — благодаря тем возможностям самообразования и солидарности, которые предоставляет людям Всемирная сеть. Теперь нам не нужно вписывать себя в формат образования и индустрии, чтобы заниматься творческим трудом, не нужно подгонять себя под других профессионалов — мы способны выразить себя сами, опираясь на себя, способны изучать то, что нам ближе.

Сама жизнь лишена цели, ведь любая цель — это что-то частное, обособленное, конкретное, а жизнь всеобъемлюща, не имеет границ и очертаний, она вездесуща и необъятна. Любая цель может быть лишь частью жизни, а не чем-то внешним по отношению к ней. Искусство, в этом плане, ближе всего к жизни, так как искусство — это деятельность ради деятельности, ради Красоты, а Красота сама по себе внутреннее свойство вещи, а не некоторая её рыночная ценность. Аутсайдерское искусство, таким образом, ближе всего стоит к воплощению сути искусства и вообще всякого человеческого труда как свободной деятельности ради неё самой; аутсайдер не разделяет личное и профессиональное, не отчуждает от себя произведение искусства как товар. И поэтому художник, музыкант, поэт-аутсайдер, не вписанный в институты образования, галерей и конкурсов, это фигура будущего — всё искусство и весь человеческий труд должны стать аутсайдерскими, непрофессиональными, если мы надеемся на то, что счастье вообще в той или иной степени достижимо.

Аутсайдер — это фигура будущего, всё искусство и вся человеческая деятельность стремятся к тому, чтобы стать свободными от оков профессиональных условностей, финансового давления и так далее. В этой фигуре проявляет себя будущее, проявляют себя возможности, которые предоставлены нам прогрессом науки и техники; мы уже часть будущего и наша задача упражняться в своем труде, чтобы радостное будущее свободного труда, где всякий труд был бы искусством, наступило для большего числа людей.

В фигуре аутсайдера, таким образом, реализуется сама человечность — труд ради труда, радость ради радости…это фигура будущего, всё искусство и вся человеческая деятельность стремятся к тому, чтобы стать свободными от оков профессиональных условностей, финансового давления и так далее.

Вам понравилась статья?
00

Leave a Reply